Единый Центр информации ОКБ №1 
часы работы пн-вс с 8-00 до 20-00

+7 (3452) 56-00-10

Перезвонить Вам?

Государственное бюджетное учреждение здравоохранения
Тюменской области "Областная клиническая больница №1"

Нам доверяют самое ценное!

Трагедия в небе… не случилась

Трагедия в небе… не случилась

Трагедия в небе… не случилась 30 Марта 2016 В начале марта пожилая дама летела в гости к дочери, тогда ее и настигла «внезапная сердечная смерть». Как пояснил Дмитрий Хомутинин, в мировой практике этот диагноз встречается 30 раз на миллион. Причем перед остановкой сердца люди, как правило, ни на что не жалуются и не знают, в какой опасности находятся. Так и 62-летняя пассажирка не придавала особого значения давно выявленной врачами аритмии…

Когда по громкой связи начали спрашивать, имеются ли в салоне самолета медики, сердечнососудистый хирург ОКБ N 1 Дмитрий Хомутинин понял: отдых откладывается. Нет, тем же рейсом летели еще два врача — эндокринолог и дерматовенеролог. Но все трое без слов поняли друг друга, и за дело взялся самый опытный «оживитель» — тот, кто имеет специализацию анестезиолога-реаниматолога.

— Оказывается, самолеты «Аэрофлота» оснащены неплохими аптечками. — удивился доктор Хомутинин.

И вывел женщину из состояния клинической смерти. Пилотам сказал, что экстренной посадки не требуется. И, конечно, оказался прав — в аэропорту Москвы она отказалась от госпитализации. Правда, домой в Тюмень возвращалась поездом.

— Кстати, напрасно. Высота и самолет тут ни при чем. Это просто случай, — считает Дмитрий Хомутинин.

Что ж, пусть случай — специалисту видней. Но случай — счастливый! Никто бы не предугадал несчастья, но спасти жизнь женщины могли только оперативные действия медика. И не лети она в самолете, а сиди дома — неизвестно, как скоро к ней подоспела бы помощь.

Впрочем, судьба и сейчас не торопится разделять так удачно встретившихся врача и пациента: чтобы понять причину, по которой женское сердце решило саботировать процесс жизнедеятельности, нужна диагностическая операция. И проведет ее. Дмитрий Хомутинин.

На работе над хирургом добродушно подшучивают: мол, спасать жизни — это призвание и оно везде тебя найдет. Коллеги-то знают: вытаскивать людей с того света вне больничных стен Дмитрию Хомутинину приходилось не раз и не два. А уж непосредственно на месте службы, в отделении хирургического лечения сложных нарушений ритма сердца и электрокардиостимуляции. Без счета! Еще бы — три-четыре операции на сердце в день.

Даже с журналистами неожиданно ставший звездой хирург встречается в промежутках между операциями. Он не снимает чистый хирургический костюм и потому разговаривать приходится в одном из вспомогательных помещений, пока медсестры провозят мимо на каталках подготовленных к операции пациентов.

На все про все у нас 20 минут. И я интересуюсь пациентом, от которого доктор Хомутинин только что вышел. Это молодая девушка, ей нет и тридцати лет. Доктор, не перестроившись еще на иной лад, выдает неудобоваримый набор букв — радиочастотная абляция дополнительного пути проведения. Но тут же спохватывается и объясняет, что к человеческому сердцу, как провода к электрощиту, подведена особая система — узлы, пучки и волокна, состоящие из особых атипичных мышц. Именно они координируют работу разных отделов сердца — предсердий и желудочков. Но иногда у новорожденного к сердцу оказывается подведен лишний «проводок» из обычной соединительной ткани — по нему электрический импульс бежит куда быстрее, чем нужно. И возникает болезнь. Патология может проявиться не сразу, но как только обнаружится — нужно устранять. Иначе постепенно может возникнуть угроза жизни.

Таких операций, как той молодой пациентке, в отделении делают порядка двух сотен в год. По словам хирурга, это совсем не больно: все манипуляции осуществляются через маленькие проколы — по венам и артериям до самого сердца с помощью специальных трубочек продвигают электроды, находят патологический проводящий путь и прижигают его. Если врач разрешит, то пациент может встать с постели уже через полдня после операции.

Другой вид операций, распространенный в отделении, — имплантация кардиостимуляторов и кардиовертеров-дефибрилляторов. В год их проводят больше 350. Не исключено, что один из этих приборов поставят и женщине из самолета. Если окажется, что проблему, вызвавшую остановку сердца, невозможно или же опасно решать.

— Похожий случай был пару лет назад: девушка пережила внезапную сердечную смерть в магазине — повезло, рядом оказался кто-то, знающий правила реанимации. Как и у 80 процентов пациентов, оказывающихся в этом опасном состоянии, ее проблемы касались желудочков сердца. Мы ей поставили кардиовертер-дефибриллятор — аппарат, который в случае остановки сердца дает электрический разряд. За прошедшее время он срабатывал дважды. Женщина жива, родила ребенка. В прошлом году мы поставили пациентам 15 таких приборов. Да еще в кардиоцентре их поставили штук 35. Одно устройство стоит от 600 до 900 тысяч рублей. Но квоты на высокотехнологическую помощь позволяют пациентам получать их по полису ОМС.

Наше время подходит к концу. К доктору Хомутинину уже подбегала медсестра с запиской, в которой, как я заметила краем глаза, говорилось, что ему нужно скорее куда-то идти. Он прощается и стоя в дверях напоминает: «Важно каждому обладать навыками реанимации — это может реально спасти чью-то жизнь. И относитесь внимательно к здоровью. Особенно, если речь о сердце».
Оставьте заявку

Укажите контактный телефон и мы Вам перезвоним


Ваши данные защищены


ФЗ РФ №152 «О персональных данных»
Политика информационной безопасности ГБУЗ ТО «ОКБ №1»